USD

73,3694

EUR

88,9677

Казань

-13

Наб.Челны

-13

USD

73,3694

EUR

88,9677

Казань

-13

Наб.Челны

-13
Поделиться FaceBook
Поделиться Google+
Поделиться OK
Поделиться Twitter
Поделиться Vk
ТЕТРАДИ ГАЛИУЛЛИНА НАИЛЯ ФАТЫХОВИЧА. ЧАСТЬ 18.
7
0
0
0

Наиль Галиуллин более 10 лет назад записал интервью с камазовцами. Некоторое время назад Наиль Фатыхович передал эти рукописные тетради в Музей КАМАЗа.

Директор музея Литейного завода Минзиля Биляловна Бадертдинова перепечатала для вас эти уникальные материалы.

Перед вами интервью с Василием Васильевичем Сидоровым – инженером-технологом Кузнечного завода, приехавшим на КАМАЗ в октябре 1973 года.

Интервью записано в 2007 году.

Сидоров В.В.:

Я родился в Башкирии в Бакалинском районе, в140 километрах отсюда.

Времена были очень тяжёлые.

Учился я в райцентре, каждый день пешком из деревни в райцентр ходил. Зарплата у родителей, прямо скажем, была никакая.

В семье было 3 детей.

Я – самый младший и две сестры, старшая – довоенная.

Окончил школу в фуфайке.

Сразу после окончания школы в 1965 году поехал учиться в город в таком виде …

Отец (он прошёл всю войну и пришел домой покалеченный) настаивал на том, чтобы я продолжил учёбу.

Я поехал и сдал экзамены в Уфимский сельскохозяйственный институт на отделение инженер – механик, но заочно.

Отцу сказал, раз ты настаиваешь, я пока буду учиться заочно, и работать, чтобы хоть как-то прикупить одежонку, в фуфайке ходить в городе и учиться не могу.

Он вынужден был согласиться.

В то хрущёвское время поощрялось, чтобы после окончания школы молодёжь трудоустраивалась.

Я и трудоустроился каменщиком 3 разряда.

Тут же пошёл на стройку – в районном центре, параллельно учась в СХИ Уфы.

Зарплата на селе была мизерная, но всё же сумел купить первое в жизни полупальто.

В то время моя старшая сестра с мужем только – только начали жить в Караганде, а там была в разгаре Всесоюзная ударная комсомольская стройка – возводили казахстанскую магнитку.

Они мне написали: «Вася, у нас тут заработки раза в три выше…»

Я тут же уволился и поехал туда.

Шёл конец 1965 года.

По приезду сходу поступил в огромную строительную организацию, которых тогда там было уйма.

В то время там уже приступили к работе на мартенах.

Прокатки ещё не было.

Я как раз каменщиком 4 разряда начал работать на первом этапе строительства прокатного цеха 1150.

Стояли колонны, а вот между ними мы и поднимали стены из кирпича.

И попал я почти в самую зиму.

Температура под минус 30 градусов, ветра степные, сопли стынут, раствор быстро замерзает, самого всего пронизывает.

Ну, думаю, учиться надо – на всю катушку.

И вот летом 1966 года я уволился с работы, по новой повторил всю школьную программу, забрал в Уфе свои документы и сдал вновь в Карагандинский политехнический институт на очное отделение.

Почему вновь, а не переводом?

В сельхозинституте меня ни в какую не хотели ни переводить, ни отпускать, предлагая самые невероятные предложения.

Еле – еле добился возврата документов.

Аттестат у меня был хороший – лишь одна четвёрка и я сдавал только один экзамен – математику.

Был зачислен на дневное отделение по специальности «Обработка металлов давлением».

Галиуллин Н.Ф.:

Что Вам дал институт, кроме профессии, какой-то оставил след?

Сидоров В.В.:

Прежде всего, сама молодость, её задор.

Мы все радовались и наслаждались жизнью, учёбой.

Галиуллин Н.Ф.:

Что-то на будущее просматривалось? Заглядывали вперёд?

Сидоров В.В.:

Нет.

Ну как это могло быть.

Не было такого, чтобы заглядывать.

Я знал, что я получу специальность.

В любом случае я буду где-то востребован, потому что отец постоянно настаивал, чтобы я вернулся.

Ему очень хотелось, чтобы его сын был рядом.

Но не получилось.

Галиуллин Н.Ф.:

Отец дождался, когда вы окончили ВУЗ?

Сидоров В.В.:

Да, дождался.

Отец был очень горд.

Когда отец уходил в 1997 году я уже был на КАМАЗе – заместителем директора Кузнечного завода по коммерческим вопросам.

Учась в институте, я не планировал будущего и не заглядывал в него, всегда полагал, что жизнь сама всё подскажет.

Работать я любил всегда, это вместе с ответственностью привито родителями с детства.

А времена были такие, что если человек делает своё дело хорошо, то его и оценивали соответствующим образом.

Так было и в институте.

Галиуллин Н.Ф.:

Ожидания отца как-то влияло на вас?

Сидоров В.В.:

Они можно сказать, имели первоочерёдное значение, когда я учился. Ситуация на селе ведь не изменилась, а я после второго курса уже поступил работать там же в пожарную часть, на что-то же жить надо было.

Стипендия- то была мизерная – 35 рублей (1967-68гг.), на неё не проживёшь.

И все годы учёбы я трудился в пожарке.

Это было очень удобно: сутки работаешь – двое свободен, причём мои руководители пожарной части разрешали мне в день работы приходить на работу после окончания лекционных занятий, а платили полностью.

До сих пор благодарен им за это!

Мы были вдвоём с другом.

К нашему приходу старички оставляли нам определённую часть работы, и всё ночное дежурство лежало на нас, так как пожарная часть была военизированной.

Зато зарплата была 62 рубля 50 копеек, да плюс 35 рублей стипендия.

Это уже богатство.

Я приезжал домой одетый, обутый, всегда с подарками – папе, маме.

Все летние каникулы, конечно, я проводил у родителей.

Отец всегда ждал.

Сколько себя помню, всегда ждал момента, когда приеду, когда я появлюсь в родном доме…

Отец всегда расспросит, рассмотрит.

По внешности определял моё состояние.

И к моему приезду всегда готовил работу – такую, какую сам не мог сделать. И в первый же день говорил, что нам предстоит сделать за каникулы, пока я буду с ним: ремонт, строительство, приведение в порядок дома, дворовых построек…

Ну и, конечно, в первую очередь сенокос, заготовка дров на зиму (напилить, наколоть, сложить).

У нас в деревне издавна было принято деревенское подворное стадо пасти самим – по очереди.

Это выпадало и на мой приезд.

Штатных пастухов не было…

Моя задача состояла в том, что до конца пастбищного сезона отдежурить за родителей.

Галиуллин Н.Ф.:

После института вы проработали на Кавказе три года. Что осталось в памяти?

Сидоров В.В.:

Два ярчайших момента.

Во-первых, тот богатейший опыт, который я приобрёл на Махачкалинском заводе, а здесь на оборонном заводе, куда поступали на военные склады самые современные материалы, все зашифрованные, каждый грамм был на учёте.

Скажем, поступила на завод тонна такого металла.

Вместе с металлом приезжал человек в шляпе, с портфельчиком.

Он нёс персональную ответственность за то, куда этот металл расходовался.

Отслеживаемость велась со стороны определённых органов.

По инструкции они должны были знать химический состав этого металла.

И инженеры, и этот сопровождающий никак не могли понять, зачем нужно знать химсостав этого металла.

А на этом заводе в качестве мастеров, ОТК, начальников цехов и инженеров работало очень много практиков в лучшем случае со средне – техническим образованием.

Они и закалку изделия проводили методом проб и ошибок – забросят в печь, подержат – вытащат – остудят – проверят, получилось – не получилось, опять забросят другую.

И так до тех пор, пока не получат на приборе нужные параметры твёрдости.

И всё это учитывалось этим сопровождающим.

Лишь бы этот материал не ушёл на сторону.

Более того, каждые три месяца эти изделия менялись, шли непрерывные улучшения конструкции этого изделия, а значит и всей оснастки.

Работать было чрезвычайно интересно.

Жил в общежитии, был холост.

Иногда, даже домой не хотелось уходить, скорее хотелось получить нужный результат.

А когда получалось испытывал огромную радость…

Вот это было удовольствие!!!

Делали парашюты, стаканы для их транспортировки.

А парашюты – не человеку прыгать с самолёта, а десантировать военное снаряжение – танки, пушки и т.д.

Поэтому, когда приехал на КАМАЗ вот этот кавказский опыт мне очень пригодился.

Во-вторых, у меня не было наверное ни одного выходного дня, чтобы я не был участником организуемого заводом выезда на природу.

За три года я объездил весь Кавказ.

На заводских автомобилях поставили лавки, сели, гитару в руки и вперёд!

Каждую субботу – воскресенье.

Тут же рядом Каспийское море.

В первый же отпуск перед поездкой домой купил на рынке литровую банку чёрной икры.

Приехал домой, сели за стол, родственники пришли.

Отец первый попробовал икру и тут же фыркнул – какая-то солёная… не понравилась…

Отец очень любил пройти по деревне в белом костюме, который я ему привёз в свой первый отпуск с Кавказа.

Это был праздник для отца…

… Так что по-настоящему специалистом по кузнечному делу я стал там на Кавказе – на Дагдизеле!

Это результат доверия руководства завода молодому специалисту.

Директор этого режимного завода – а завод был очень большой – одних цехов только было 48, в том числе режимных внутри завода – нас двух молодых специалистов через месяц после начала работы пригласил к себе на беседу.

Он нас подробно расспрашивал, где мы обучались, чему мы обучались, что от нас можно ожидать.

Сам факт часовой беседы с двумя молодыми специалистами само по себе незаурядное событие вообще, а для нас – тем более.

Для себя я посчитал, что именно та беседа с директором завода и его последующее отслеживание за моей работой, определила мою судьбу на том заводе.

Через семь месяцев меня назначили начальником цехового техбюро.

Для молодого специалиста это было чрезвычайно быстро.

Всё оставшееся время я проработал на заводе в этом качестве.

А это весьма существенная добавка заработной платы.

Я такой молодой и имею такой высокий уровень зарплаты (150 рублей без премии).

Галиуллин Н.Ф.:

А что, когда вы кончали ВУЗ, о КАМАЗе ничего не слышали?

Сидоров В.В.:

Моя специализация – металлургическое направление.

В тот год КАМАЗ не числился среди тех мест, куда направлялись выпускники нашего ВУЗа и мы о нём в 1971 году ещё ничего не знали

Я ещё на 3 курсе выбрал специализацию – кузнечное направление.

Галиуллин Н.Ф.:

А как вы выбрали в 1973 году КАМАЗ?

Сидоров В.В.:

Возможно, что на Кавказе я бы продолжал работать и дальше после окончания трёхлетней отработки на Дагдизеле, но в это время я уже женился, квартирный же вопрос, ну никак не просматривался.

Раз не просматривался, значит надо искать в другом месте.

Как раз в 1972 году меня направили в командировку на Уфимский моторостроительный завод, там внедряли новую технологию увеличения стойкости штамповой оснастки.

Посмотреть эту новинку я и поехал туда.

Именно там уже вовсю везде и всюду только и говорили о КАМАЗе.

Кто-то уже уехал туда работать, кто-то ждёт вызова, кто-то собирается поехать и т.д.

И все разговоры вокруг меня только и шли о том, что партком завода делает всё, чтобы никого из коммунистов не снимать с учёта, а другим чинят препятствия.

Тогда я впервые почувствовал, что вот она новая возможность начать для себя новое старое направление для работы, а в планах уже была моя женитьба.

Зондировал я и Уфу, тем более отец настаивал, чтобы я перебрался поближе к дому.

В Уфе же и работа есть, и должность хорошую предлагали – заместителя начальника цеха на том же моторном заводе, но жилья никто не обещал.

Говорили, мол, ждите четыре - пять лет…

Те же люди, с кем я вступал в отношения на том же заводе говорят: «Что ты маешься, езжай на КАМАЗ, там всё у тебя получится».

Так я и сделал.

Вернувшись из Уфы написал письмо на КАМАЗ, мне прислали вызов.

Меня пригласили на КАМАЗ по вызову начальника технического бюро корпуса №3 Кузнечного завода.

Но когда я приехал в корпус №3, там было два цеха – 3 и 6.

3-й – это производство коленвалов, 6-й – это цех автоматических линий (половина корпуса).

Когда я приехал на завода, стало ясно, что в ближайшее время 3-го цеха не будет, что производство коленвалов и балки передней оси оттягивается, поскольку контракт перезаключили на Германию.

И начальник цеха корпуса №3 был уже принят, а поскольку его цех будет ещё не скоро, его назначили начальником технического бюро всего корпуса №3.

И тут приехал я.

Того же не выгонишь.

И мне говорят, мол, извините, у нас тут непредвиденная ситуация, временно вам придётся поработать инженером – технологом 1 категории, вы не обижайтесь, в оплате вы не проиграете, мы вас не обидим…

.

Продолжение следует…

Все коментарии (40411)
- Автор статьи

Дежурный Редактор

• • • Все новости автора

Яндекс.Дзен

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Подписаться
Комментарии40411
вся эта афера идет по итальянскому сценарию, вот увидите. нас ждут горы мусора по всему городу
Новые контейнеры или старые мусоропроводы? Мусорная реформа буксует, но назад не сдает
22.01.2021 09:11
Такая мадама и в мусоре ковыряется. Верно, деньги не пахнут.
Новые контейнеры или старые мусоропроводы? Мусорная реформа буксует, но назад не сдает
22.01.2021 08:52
Такой красавец был :'(
Скончался кот-погорелец Тишка, спасенный на пожаре в поселке Васильево
22.01.2021 08:52
Жалко Тишку
Скончался кот-погорелец Тишка, спасенный на пожаре в поселке Васильево
22.01.2021 08:37
Новости СМИ2
Комментарии

0

Ваш комментарий
В Набережных Челнах водитель «Мерседеса» внезапно умер за рулем и протаранил шесть автомашин
Топ-менеджер «КАМАЗа» Александр Ушенин сделал прививку от коронавируса
«Камалов! Камалов!» - прокуратура проверяет информацию о пожаре на комбинате ТЭМПО в Набережных Челнах (+видео)
Вода, еда и воздух: чем недоволен Роспотребнадзор в Татарстане
У Вас есть новости?У вас есть тема? Вы находитесь на месте событий? Напишите нам!
Как c вами связаться?
Как c вами связаться?
Предложить новость
Подпишись на рассылку “ВЕСТИ КАМАЗа”

Узнaвай первым, о новостях твоего города!

Подписаться
«Вести КАМАЗа»

Новости КАМАЗа | События Набережных Челнов

Развернуть
© 2019 ВЕСТИ КАМАЗА | Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter