ВОСПОМИНАНИЯ НАСАКИНОЙ ЕЛЕНЫ МИХАЙЛОВНЫ. ЧАСТЬ 1.

В истории Управления главного конструктора КАМАЗа есть человек, о котором тепло отзываются многие камазовцы.
Это Насакина Елена Михайловна – инженер-конструктор первой категории.
Она сыграла большую роль в формировании коллектива УГК в 1970-х годах.
Внизу на фотографии Елена Михайловна сидит третья справа.Л-3.jpg
Сафина Сания Адгамовна в свое время переписывалась с Насакиной Еленой Михайловной и некоторое время назад передала письмо с воспоминаниями Насакиной Е.М. в Музей КАМАЗа.1 (1).jpg1 (3).jpg1 (2).jpgСегодня вы имеете возможность прочитать воспоминания Насакиной Елены Михайловны о себе, о своём муже Насакине Алексее Ивановиче и о КАМАЗе, написанные в 1991 году.

«Я выросла в семье учителя в тихом маленьком городе Борисоглебске, в доме утопающем в зелёном окружении вязов, кленов, сирени и акаций.
Дом, бывший господский, был разбит на небольшие комнаты, в которых 12 семей.
Дочистой, тогда еще, реки Вороны – рукой подать, да и Хопёр рядом.
Прекрасный лиственный лес средней полосы России.
Кстати, по заключению ЮНЕСКО, река Хопер признана и теперь самой чистой рекой Европы.
Наша семья пережила два голода: в 33-м и в тяжелые годы Отечественной войны.
Когда отец ушел рядовым на фронт, нас детей было уже четверо, а мать, как немку, на работу не принимали.
Приходилось зарабатывать всей семьей тяжелым трудом.
Нанимались к богатым людям пилить дрова.
После войны я поступила в МГТУ имени Баумана и окончила курс наук в 1951 году.
В тот год выпустили всего 6 человек и нам предстояла работа в конструкторском бюро у Буткевича К.Н.
Но меня отправили работать в город Глазов (Удмуртия) на закрытое предприятие Министерства среднего машиностроения.
Своих специалистов тогда у них не было.
Там я вышла замуж за Насакина Алексея Ивановича.5.jpgВ Глазове мы работали конструкторами в отделе главного конструктора.
В 1955 году, после долгих тяжб (тогда без разрешения министерства невозможно было инженеру уволиться с завода) перевелись в Курган, на Курганский машиностроительный завод.
Там жили родители мужа.
Нам было по 27, жизнь была ещё вся впереди и Алексей Иванович получил должность начальника цеха.
Вернее, директор завода его поставил перед выбором: либо ты начальник цеха, либо вовсе не нужен.
Цех был несуществующим.
Его надо было создавать.
Завозить и ставить оборудование, набирать людей.
Цех трансмиссий для гусеничных артиллерийских тягачей считался одним из наиболее сложных производств.
Опыта такой работы у Алексея Ивановича не было, но условия были поставлены.
Александр Иванович набрал ребят-выпускников ремесленных училищ и повёз их на Челябинский тракторный завод для стажировки.
Работал Алексей Иванович много, приходил домой глубокой ночью. Наконец, цех был сформирован.
Сроки его пуска были строителями сорваны.
Руководству завода необходимо было отчитаться перед министерством запуск цеха и оно потребовала от Алексея Ивановича изготовления семи трансмиссий.
Здравого смысла не было.
Разумно было не делать эту работу.
А накопить задел деталей и через месяц выйти на уверенную необходимую программу выпуска.
Алексей Иванович упорно отстаивал свою точку зрения, но семь трансмиссий его все уже вынудили сделать.
Директор благополучно отчитался за запуск цеха, но Алексей Иванович был снят с должности за строптивость.
С формулировкой за срыв сроков.
Назначили нового начальника цеха.
Через месяц цех заработал ритмично, как и следовало ожидать.
Все закричали «Ура!» и на первомайских торжествах новому начальнику цеха под аплодисменты вручили дорогой фарфоровый сервис.
Аплодировали, конечно, той информации, что трудный цех заработал ритмично и качественно.
Не аплодировала, пожалуй, я одна, не без корысти думая, что ведь это мой сервиз уносит новый начальник цеха своей жене.

Далее Алексей Иванович работал заместителем начальника цеха, потом начальником другого цеха.
Через год его возвращают начальником цеха в родной цех, так как последний начало лихорадить.
Когда цех вновь заработал ритмично, Алексей Иванович был назначен заместителем главного технолога завода.
Уже сменилось три директора завода.
Родной цех начало лихорадить вновь.
Уже новый директор завода на собрании спросив: «Что делать?», получил неожиданный ответ от рабочих: «Вернуть Насакина!»
Алексей Иванович снова выручал.
С возвращением Насакина цех довольно быстро перешел на ритмичную стабильную работу.
Более того, Алексей Иванович подготовил себе хорошую замену.
Надо отдать должное, несмотря на его довольно трудный характер в работе(он строгий, даже злой, настырный, упрямый, прямолинейный) толковые люди к нему тянулись.
Очевидно оттого, что он никогда не боялся конкуренции, а напротив лелеял, защищал, растил способных, активных, инициативных работников.
Хотя, порой, они тоже бывали с довольно сложным характером.
И, наверное, заслуженно, когда Алексей Иванович уже работал на КАМАЗе в день его 50-летия, к нам приехала делегация с Курганского машиностроительного завода.
На одном из подарков от бывших его коллег на наручных часах была такая дорогая ему гравировка: «Учителю от учеников».
Затем завод начал переходить на выпуск очень сложный военной техники и Алексея Ивановича назначили заместителем главного инженера по подготовке производства.
Когда же подготовка была завершена, и началось производство этой техники, его назначили заместителем директора по производству.
Работал он всегда очень много.
Мне нравилось, что он постоянно совершенствовал свои технические познания.
Прежде чем, принять какое-то серьезное решение, ворошил много технической литературы, в том числе, очень много и переводов из зарубежного опыта.
Все книги были исписаны его пометками.
Делая выборки сравнивал, взвешивал все за и против.
Алексею Ивановичу часто в вину ставили его «негибкость».
Как знать, может быть, это и есть его одно из основных достоинств.
Гибкость некоторых руководителей обходится очень дорого большим коллективам, а порой и стране.
Алексей Иванович был скромен и не любил президиумов и программных выступлений, не любил встреч на высшем уровне.
Когда таковые случались, он по производственной необходимости оставался на заводе.
На Курганском машиностроительном заводе после освоения серийного выпуска сложной техники готовились к получению Государственной премии.
Алексей Иванович был тоже в числе претендентов, однако, для предстоящего увеличения выпуска этой сложной техники необходимо было внедрять новые методы организации производства и соответственно проводить реконструкцию завода.
Всё это неизбежно вело к временному снижению выпуска продукции.
Тщательно все взвесив Алексей Иванович изложил свои предложения директору завода.
Директор активно поддержал его предложения и Алексей Иванович начал стремительно проводить реконструкцию.
Но, как я и говорила, с этой реконструкции начался некоторый спад выпуска изделий.
В Министерстве обороны промышленности были недовольны.
Алексея Ивановича вызывают в Москву на ковёр и объявляют там о снятии его с работы.
Назначается грозная комиссия, составленная из специалистов ведущих научно-исследовательских институтов отрасли.
Они расследует дело о реконструкции.
Надо отдать должное объективности этих специалистов.
Они дали высокую оценку техническим решениям по реконструкции завода и подтвердили неизбежность временного спада выпуска изделий.
Кстати, за эту реконструкцию и освоение новых методов организации производства, позволивших заводу выйти на высокий, стабильный уровень выпуска сложной военной техники, работники КМЗ, но уже без Алексея Ивановича, получили впоследствии Госпремию.

А мы, тем временем, ходили с протянутой рукой в поисках работы и нашли её на КАМАЗе.
На КАМАЗ мы попали довольно по тривиальному случаю.
И было бы совсем несправедливо с моей стороны не сказать о том, что работа Алексея Ивановича на Курганском машиностроительном заводе была отмечена орденом Трудового Красного знамени (1971).
Забегая вперёд, упомяну о других его наградах – это орден Дружбы Народов, полученный на КАМАЗе в 1980 году, второй орден Трудового Красного знамени ему вручён уже за работу в Министерстве оборонной промышленности (1986).
Возвращаясь к теме нашего переезда в Набережные Челны, вспоминается ёмкая и хлесткая пословица - Нет худа без добра.
Мы работали на КАМАЗе.
Мы были свидетелями, нет, вернее, существовали в смелом и грандиозном творении человека.
КАМАЗ – одна из ярких страниц нашей жизни.
И не только потому, что это выдающаяся производственно-техническая школа, но ещё и потому, что КАМАЗ давал нам азарт молодости.
Всё бурно строилось, менялось на глазах и это не могло не захватить нас.
С Курганский машзаводом связь не была утрачена.
К нам в Набережные Челны, приезжали многие бывшие коллеги.
Алексей Иванович всегда радушно их встречал, рекомендовал что смотреть, что заимствовать для завода.
Некоторые приезжали работать на КамАЗ.
Таковым был Семён Семёнович Якубов.2.JPGКАМАЗ был техническим университетом для многих.
Когда Алексей Иванович без всяких рекомендательных писем и телефонных звонков попросил работу на КАМАЗе, то технический директор Плахов Анатолий Максимович ему отказал.
Однако, Васильев Лев Борисович -генеральный директор КАМАЗа встретившись с ним, предложил ему тот же уровень, который был у Алексея Ивановича на КМЗ – заместитель директора по производству на Заводе двигателей.
Директором завода двигателей тогда был Поташов Виктор Денисович01.jpg, а главным инженером Азаров Владимир Алексеевич.
Внизу на фотографии Азаров В.А. второй слева.Застер Азаров.jpgВасильеву вы отведёте значительное место в истории КАМАЗа.
Это личность!
У него очень интересная история становления.
Таких людей немного встречается в жизни.
Он заслуживает большего, но не всегда это большее им воздается.
У Алексея Ивановича сложились хорошие отношения со Львом Борисовичем Васильевым.3.jpgПорой он конфликтовал с ним, но уважение они друг другу не потеряли.
На первом этапе КАМАЗ не располагал достаточным количеством опытных кадров, поэтому работникам, имеющим опыт работы, приходилось по требованию генерального директора менять участки своей работы.
На КАМАЗе Алексей Иванович почти каждый раз после очередного отпуска начинал с новой должности.
Работал директором агрегатного завода, начальником управления качества, заместителем директора объединения по экспортному производству – начальником управления внешних связей.
Внизу на фотографии среди работников УВС КАМАЗа Насакин Алексей Иванович сидит второй слева.4.jpgЭто такая двойная, последняя должность была у него на КАМАЗе.
В 1983-м году Алексей Ивановича пригласили в Москву, принесли извинения за недоразумение, произошедшие восемь лет назад и предложили возглавить управление Министерства оборонной промышленности, где он и по сей день трудиться.

Полную биографию Насакина Ивановича можно посмотреть здесь -
http://энциклопедия-урала.рф/index.php/Насакин_Алексей_Иванович

Продолжение следует…